Статья № 180
ЗНАМЕНИЕ ЗАВЕТА

Праздник Обрезания Господнего отмечается церковью 14 января (1-го по старому стилю). Он принадлежит к большим праздникам православия, и совпадает с днем памяти святого Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской (379 г. от Рождества Христова).

В этот день в храмах читается шестое зачало Евангелия от Луки, в котором в частности сказано: “По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать Младенца, дали Ему имя Иисус, нареченное Ангелом прежде зачатия Его во чреве…” (Евангелие от Луки, 2 глава, 21 стих).

Обряд обрезания был принят в ветхозаветной церкви Божьей еще во времена Авраама, и состоял в обрезании крайней плоти всех грудных детей мужского пола на восьмой день после их рождения.

Установлен был сей обряд как видимый знак между Богом и Авраамом где-то около 1850 года до Рождества Христова, а через шестьсот лет, около 1250 года, повеление это было повторено и Моисею.

В Пятикнижии Моисеевом читаем: “И сказал Бог Аврааму: ты же соблюди завет Мой, ты и потомки твои после тебя в роды их. Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя [в роды их]: да будет у вас обрезан весь мужеский пол. Обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами. Восьми дней от рождения да будет обрезан у вас в роды ваши всякий младенец мужеского пола…” (Бытие, 17 глава, 9-12 стихи); “И сказал Господь Моисею, говоря: «Скажи сынам Израилевым: если женщина зачнет и родит младенца мужеского пола... [то] в восьмой же день обрежется у него крайняя плоть его…” (Левит, 12 глава, 1-3 стихи).

Буквальное обрезание, кроме функции видимого знака Завета, несло в себе и более глубокое, духовно-символическое содержание. Оно было знаком внутреннего, аскетического обрезания народа Божьего – символом аскетического подвига, действенности веры, принесения Богу плодов самоотречения и покорности. Как пишет апостол Иаков, брат Господень: “Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? Может ли эта вера спасти его?.. Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва!” (см. Послание святого апостола Иакова, 2 глава, 14-26 стихи).

Символически обрезание – это очищение человеческого естества от всего чрезмерного, “крайнего плотского”, – всего, что мешает спасению. Причем, здесь имеются в виду именно личные, человеческие усилия…

Когда первые люди веры, изображенные в Библии в образе Адама и Евы, были изгнаны из духовного Рая (то есть утратили благодать), то на входе в Эдем Бог поставил ангела, херувима с мечом пламенным, “который обращался вокруг, чтобы охранять путь к древу жизни” (см. Бытие, 3.24). Этот меч – символ внутреннего обрезания. Чтобы возвратиться в Эдем, возродить в себе мистическую благодать духовного древа боговедения, – необходимо пройти через трудное обрезание духа молитвой, разума – Словом, тела – постом.

“Царство Небесное приобретается силой, и те, кто употребляет усилия, восхищают его”, – говорит Господь. Обрезание – символ усилий подзаконных, символ плодов веры, действующей страхом: “Страх Господень – начало премудрости”, – учит премудрый Соломон. Это состояние человека еще несовершенного, еще младенца в вере, еще хотящего грешить, но находящегося уже “в восьмом дне” – в начале новой седмины, новой недели, нового этапа своей жизни. “Шесть день работай, – вразумляет Господь, – и делай [в них] всякие дела твои, а день седьмой – покой Господу, Богу твоему...” (Исход, 20 глава, 9-10 стихи).

В новозаветную – не подзаконную уже, но подблагодатную пору – обрезание заменено крещением. Крещение, по слову апостольскому, это христианское “нерукотворное”, то есть не человеческое уже, но Божье обрезание (см. Послание святого апостола Павла к колоссянам, 2 глава, 11-12 стихи). На греческом языке слово “крещение” звучит как “баптисма”, и означает полное погружение в веру смиренную, действующую не страхом уже, но любовью. Это раскрытие сердца, духовное погружение в Слово, в веру, в благодать, ведущее к обретению внутренней энергии Божьей, которая сама дает и хотение, и действие спасения; к получению даров и принесению плодов веры; к достижению блаженного мира и радости в Духе Святом.

Впрочем, “наследник, доколе [еще] в детстве (здесь “наследник” – христианин, преемник обетований Божиих по благодати Христовой; “в детстве” – доколе еще несовершенен в вере, еще только в начале пути. – Авт.), – ничем не отличается от раба, хотя и господин всего (от “раба” – здесь от подзаконного, от того, чья вера еще действующая страхом, кто по плоти своей еще хочет грешить, еще предрасположен нарушать заповеди Божьи, но уже “обрезывается” – силится исполнять их из-за страха наказания, как раб. – Авт. )”, – указывает святой апостол Павел (К Галатам, 4.1).

Путь Христа – это путь Церкви. И нам, христианам, належит пройти его до конца. От покаяния с плодами самоотречения, до рождения в сердцах наших “младенца мужеского пола” – смиренной, действующей Святым Духом любви веры. От обрезания детского, от приложения “рабских”, подзаконных усилий (“в вере – добродетель, а в добродетели – рассудительность, а в рассудительности – воздержание, а в воздержании – терпение” – см. Второе соборное послание святого апостола Петра, 1 глава, 5-9 стихи) – к “мужу совершенному, в меру полного возраста Христова, дабы мы не были более младенцами, колеблющимися” (см. К Ефесянам, 4.13–14). Чтобы принести нам зрелый плод совершенной веры, и показать “в терпении – благочестие, а в благочестии – братолюбие, а в братолюбии – любовь...”

Дай, Боже, подняться нам к вершине сего “обрезания нерукотворного”, к полному очищению в купели небесной благодати смирения и любви! Благослови, Господи, сохранить и знамение Завета аскезы, которое носил на себе Сам Христос – знамение поста и молитвы, самоотречения и покаяния. “Если это в нас есть и умножается, то мы не останемся без успеха и плода в познании Господа нашего Иисуса Христа. А в ком нет сего, тот слеп, закрыл глаза, забыл об очищении прежних грехов своих...”

Тропарь праздника: “На Престоле огнезрачнем в Вышних седяй со Отцем Безначальным и Божественным Твоим Духом, благоволил еси родитися на земли от Отроковицы Неискусомужныя, Твоея Матере, Иисусе, сего ради и обрезан был еси, яко Человек осмодневный. Слава всеблагому Твоему совету, слава смотрению Твоему, слава снизхождению Твоему, Едине Человеколюбче”.